Господи, спаси благочестивыя

Возглашение "Господи, спаси благочестивыя" появилось в Византии и пелось изначально во время входа царя и патриарха в храм. Текст его выглядел так: "Господи, спаси царей и услыши ны", и являлся просто цитатой из 19-го псалма ("Господи, спаси царя и услыши ны"). Описания константинопольской патриаршей литургии ранее XIII в. указывают возглашать это прежде пения последнего кондака (ныне на патриарших, а по дореволюционной практике вообще на всех архиерейских литургиях[1], в этом месте возглашается Великая похвала).

С XIV в. возглас перемещается и звучит уже после последнего кондака, непосредственно предваряя приглашение диакона к пению Трисвятого ("наведение" диаконом орарем "ко вне стоящим" при возглашении "и во веки веков", на которое прихожане по обычаю приклоняют главы, изначально было ничем иным, как сигналом хору или народу к началу пения "Святый Боже"). С XV в. возглас начинает проникать и в чинопоследование обычной, непатриаршей литургии. В том же столетии, после падения Константинополя в 1453 г., греки лишаются императора, поэтому возглас переделывают: "Господи, спаси благочестивыя и услыши ны".

В такой форме, в конце концов, возглас проник и в русское богослужение. На Руси царь был, но текст, однако, обратно переделывать не стали (потому что не знали, как он выглядел изначально - до XV в., по крайней мере, на Руси этот возглас не использовался).  Хотя по мысли некоторых поздних толкователей возглас этот относится  просто к благочестивым прихожанам, "среди нас стоящим и всем, которые будут во веки веков"[2] (К.Никольский, "Пособие к изучению Устава богослужения"), всем было ясно, о каких благочестивых идёт речь - после революции 1917 года возглас был упразднен.

Однако в 1997 году Синодальная богослужебная комиссия Московской Патриархии все же восстановила этот возглас[3] в следующей редакции:

ИМЕЛИ СУЖДЕНИЕ: О порядке возглашения "Господи, спаси благочестивыя..." на Божественной литургии при патриаршем, архиерейском и иерейском служении.

Богослужебная комиссия предлагает следующий порядок:

1. При малом входе на Божественной литургии:  Патриарх, приим кадильницу, кадит святую трапезу округ и предложение (жертвенник) и весь олтарь, держа в левой руце жезл. Таже исходит пред святыя двери и кадит Владыки Христа образ и Пресвятыя Богородицы, и народ, и сущыя во олтари кадит стоя пред святою трапезою. Таже вне певцы поют обычныя тропари и кондаки, по чину и по дню. Оставляют же последний кондак, и не поют. И стоит Патриарх пред святою трапезою. Архидиакон же изшед из олтаря, станет ко святым дверем ко стране, держа же и орарий треми персты, мало воздвигнет глаголя: Господи, спаси благочестивыя. И поют в олтаре, а затем певцы тожде. И архидиакон глаголет: И услыши ны. И паки в олтаре, а затем и лик поет тожде.

Таже архидиакон глаголет великую похвалу.

Патриарх, стоя пред святою трапезою, поет вкупе с предстоящими сослужители, последний кондак по чину.

При сем глаголет архидиакон: Благослови, владыко, время трисвятаго.

И стоя пред дверьми глаголет: Господу помолимся.

Лик: Господи, помилуй.

Патриарх: Яко свят еси, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно.

Архидиакон близ дверей держа орарий треми персты, и показуя к народом глаголет: И во веки веков.

И первый лик приглаголет: Аминь.

Таже поет: Святый Боже: со сладкопением.

2. Утвердить на литургии возглашение "Господи, спаси благочестивыя и услыши ны" при архиерейском и иерейском служении (т.к. похвала не исполняется) в следующей редакции:

Егда же певцы пропоют последний тропарь, глаголет протодиакон ко архиерею, и орарь в руце держа треми персты: Благослови, владыко, время трисвятаго.

Архиерей же знаменует его. Скончавшуся же тропарю, приходит протодиакон близ святых дверий, и стоя пред дверьми, глаголет: Господу, помолимся.

Лик: Господи, помилуй.

Архиерей глаголет возглас: Яко свят еси, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно.

Протодиакон станет близ святых дверей и, показуя орарем, первее убо ко иконе Христове, глаголет: Господи, спаси благочестивыя.

И поют певцы по ликом тожде.

Протодиакон: И услыши ны.

И паки поют певцы по ликом тожде.

Таже протодиакон наводит, глаголя ко вне стоящим велегласно: И во веки веков.

Лик: Аминь. Таже Святый Боже: со сладкопением.

3. Священник, когда нет служащего диакона, должен произносить сам: "Господи, спаси благочестивыя и услыши ны", так как оно не из таких возглашений, которые принадлежат диакону только (Церковные ведомости, 1900, 23) в следующей редакции:

Священник глаголет возглас: Яко Свят еси, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков.

Лик: Аминь.

Священник глаголет: Господи, спаси благочестивыя.

Лик поет тожде.

Священник глаголет: и услыши ны.

Лик поет тожде и таже Святый Боже.

ПОСТАНОВИЛИ: Предложенный порядок возглашения "Господи, спаси благочестивыя..." утвердить и произносить за Божественной литургией.

17 июля 1997 г.[4]


[1] При архиерейском служении, после "Господи, спаси благочестивыя и услыши ны", возглашается "многая лета" Св. Синоду, Императору и царствующему дому и разным чиноначальникам, а воззвание "И во веки веков" следует после возгласа "Яко свят еси", именно: Архиерей, по окаждении стоящих в алтаре, стоит пред святою трапезою (престолом), смотря к народу. И протодиакон, выйдя из алтаря, становится к святым дверям "к стране", а не прямо против них, держит орарий тремя перстами, мало воздвигает его и говорит: "Господи, спаси благочестивыя", и певцы поют: "Господи, спаси благочестивыя". Засим Диакон говорит: "И услыши ны", и певцы поют: "И услыши ны". Тогда поставляется кафедра уготовленна пред святою трапезою, и садится Архиерей лицом к народу (Чиновн.). После сего Диакон возглашает Похвалу (Чинов.), т.е. исчисляет всех тех, кого он разумеет благочестивыми, произнося свою молитву. Так он возглашает: "Святейший Правительствующий Синод на многя лета". Провозглашенное Диаконом "Святейший Правительствующий Синод на многя лета" повторяют служащие Архимандриты и Иереи. Потом же поют певцы сначала правого, а потом левого клироса. И когда поют конец: "На многая лета", Архиерей благословляет поющих обеими руками, сидя. Засим Диакон "возглашает Великую похвалу", т.е. воспоминает Императора и весь царствующий дом, прибавляя "на многая лета". Архиерей встает. Потом воспоминает служащего Архиерея; засим говорит: "Преосвященныя Митрополиты, Архиепископы, Епископы на многая лета". Наконец, возглашает: "Благоверный Правительствующий Синклит, военоначальники, градоначальники и христолюбивое воинство и вся православныя христианы на многая лета". Эти похвалы поют в алтаре сослужащие Архиерею и потом певцы обоих клиросов. Во время провозглашения сих похвал Архиерей благословляет народ обеими руками крестовидно, сидя; засим отъемлют кафедру. По окончании всех похвал, Архиерей, оборотясь к востоку, поет пред святою трапезою, вместе с предстоящими сослужителями, последний кондак по чину (по Уставу), который не был пропет сряду по входе, как видели выше. И засим уже Диакон говорит: "Благослови, Владыко, время Трисвятаго". Получив благословение, он отходит к святым дверям и, стоя пред ними, глаголет: "Господу помолимся". Архиерей же возглашает: "Яко свят еси, Боже наш" и т.д. И Протодиакон близ дверей, держа орарий тремя перстами и показуя к народу, говорит: "И во веки веков". Засим певцы поют "Аминь" и Трисвятое. (К.Никольский, "Пособие к изучению Устава богослужения")

[2] В Задонском Богородицком монастыре на каждой литургии по входе с Евангелием поется "Со святыми упокой". После возгласа "Господи, спаси благочестивыя", диакон читает Синодик и поется "Вечная память". (Историческо-статистическое описание первоклассного Задонского Богородицкого монастыря, состав. иером. Геронтий, М. 1871 г.) 

[3] Протоиерей Николай Балашов замечает по этому поводу: «Трудно понять, на каком основании возглашение «Господи, спаси благочестивыя…», происходящее из церемониала византийской службы с участием императора и относящееся именно к императорскиму дому, в недавнее время после длительного отсутствия было вновь возвращено в наш богослужебный обиход. («На пути к литургическому возрождению», М. 2001, с.345)

[4] На этом же заседании было принято ещё решение (служебники с этой редакцией появились лишь спустя несколько лет) «Считать целесообразным следующий порядок поминовения российских святителей в молитвах “Спаси, Боже ...” и “Владыко, Многомилостиве ...” - “... иже во святых отец наших, Святителя Михаила, первого Митрополита Киевского; Первосвятителей Московских и всея Руси: Петра, Алексия, Ионы, Макария, Филиппа, Иова, Ермогена и Тихона; митрополитов Московских Филарета и Иннокентия; святителей…” (далее епархиальные)».