Феофан затворник. Два святителя Тихон Задонский и Феофан Затворник

Паломнические поездки.

Великий Архидиакон (Л.К. Розова)
Архидиакон Стефан Гавшев (Прот. Н. Воробьев)
Московские протодиаконы (В.А. Алексеев)
И голос прекрасный, что Бог тебе дал... (М.Воробьев)
Московский протодиакон Михаил Кузьмич Холмогоров (В.А. Любартович)
Протодиакон Сергий Туриков (Свящ. В. Рожков)
Минский протодиакон Леонид Божко (свящ. А. Шрамко)
Памяти протодиакона Николая Поршникова (свящ. С. Ган)
Песнопевец Господень (К.Я. Пирогов)
Юбилей Архидиакона (Интервью с архид. Андреем Мазуром)
Тебе, Господи, буду петь (Интервью с протод. Вячеславом Кокоревым)
Поющий чин (Интервью с протод. Михаилом Беликовым)
Диакон Феодор Соловьёв (старец Алексий Зосимовский) (протоиерей И.Четверухин, Е.Л.Четверухина)
Диакон Аристарх Сурмели (Л.И. Хмелинина-Сурмели)
Диакон Сергий Трубачев (Игумен Андроник (Трубачев)
Мелочи архи-, прото-, и просто диаконской жизни (Прот. М. Ардов)
Диаконские истории
Диаконы в художественной прозе
Диаконы в мемуарной литературе
Протодиакон Николай Триантафиллидис
Протодиакон Киево-Софийского кафедрального собора Николай Заградский
Библиотека Диаконы (Очерки, интервью, жизнеописания) Юбилей Архидиакона (Интервью с архид. Андреем Мазуром)
Печать

ЮБИЛЕЙ АРХИДИАКОНА

Журнал Московской Патриархии, №1, 1996

Архидиакон Андрей Мазур

7 декабря 1996 года исполнилось семьдесят лет замечательному человеку архидиакону Андрею Мазуру. Вся его жизнь связана с Церковью, которой отец Андрей преданно служит почти полвека.
В день своего юбилея он участвовал в Божественной литургии, совершавшейся Святейшим Патриархом Алексием в храме великомученицы Екатерины на подворье Православной Церкви Америки в Москве. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви наградил архидиакона Андрея Мазура орденом князя Владимира II степени.
Предлагаем читателям беседу нашего корреспондента с отцом Андреем.

– Родился я на Украине, на Волыни, близ великой святыни – Почаевской Успенской лавры. Тогда Западная Украина входила в состав Польши. Отец мой был старостой в церкви, верующий был очень, да и мать тоже, правда, она умерла рано, когда мне было четыре года. В Почаевской лавре тогда служил замечательный протодиакон – отец Стратоник, бас сильнейший, правда, дикция у него была плохая, но гудел, как колокол. Учился я в польской школе, там преподавали Закон Божий. Преподаватель, отец Алексий Масловский, Царство ему Небесное, любил меня, был очень требовательным. В школе мы учили тропари, кондаки, молитвы на церковнославянском языке. Спрашивали с нас очень строго, хотя само обучение велось на польском, так что и по-польски я понимаю. Ходили в храм все, на первой седмице Великого поста ходила вся школа, стояли в храме всю службу, причащались, так же и на Страстной седмице. В школе у нас все были верующие, неверующих не было. Так я учился всего пять лет, потому что в 1940 году Западная Украина вошла в состав СССР, советская власть пришла.
Работал в хозяйстве, отец мой был крестьянин, у нас было 8 гектаров земли (лес и сенокос). Я и косил, и пахал, и был пастухом. В детстве я пел в церковном хоре, после работы в поле всегда пели. Детство прошло очень хорошо, правда, поменялась власть, но ничего – все было хорошо. Потом два года я учился при советской власти. А когда исполнилось 18 лет, призвали меня в армию, тогда уже была война, шел 1943 год.


– Вы попали на фронт?


– Да, но сначала долгое время был в запасе. Почему-то нас несколько месяцев держали в землянках, кормили очень плохо. В конце концов в начале 1945 года повезли нас в Берлин, но только приехали - и через неделю кончилась война.


– А в каких войсках Вы были?


– В артиллерии. Я минометчик, был командиром отделения.


– С таким голосом?


– Конечно, тогда я был запевалой.


– А когда Вы почувствовали, что у вас такой замечательный голос?


– После войны от плохого питания я заболел, и меня отпустили из армии досрочно. Приехал домой, побыл немножко дома. Тогда у нас неспокойно было на Западной Украине, и меня как бывшего советского воина приглашали на работу в милицию. Но еще раньше я мечтал о Почаевской лавре. Поехал в обитель и стал послушником. Регент меня прослушал и определил в лаврский хор. Оказалось, что у меня бас, я пел октавой даже.


– Какое у Вас было послушание?


– Я был заведующим хлебопекарней, просфорней и трапезным храмом. Было 2000 человек братии в Почаевской лавре – ведь тогда закрыли Киево-Печерскую лавру и всех монахов перевели к нам. И еще я пел в хоре.


– А у Вас не было желания остаться в лавре?


– Я в то время даже и не думал об этом. Пробыл там два года, а затем поступил в Московскую Духовную семинарию (тогда еще Богословский институт). В то время она находилась в Новодевичьем монастыре. Это был 1948 год. Я пел в хоре. Учился неплохо. Через два года мой друг пригласил меня к себе в Пермь. В то время там был архиепископ Иоанн (Лаврененко). Когда-то он около Почаевской лавры, в Кременце, был настоятелем. Пришли к нему на прием. Конечно, до этого была служба, мне дали читать Апостол. Вижу, у Владыки лицо веселое, потом на приеме говорит: "Андрей, идите к нам протодиаконом". Я говорю: "Владыка, я же не женат еще, учиться надо". – "Ничего". Дали мне денег, поехал к себе на Украину, женился, а через месяц приехал и 17 сентября 1950 года принял сан диакона. И вот служу уже 46 лет.
В 1957 году епископ Алексий (Коноплев), впоследствии митрополит Тверской, которого тогда назначили в Петербург восстанавливать Троицкий собор в Александро-Невской лавре, предложил мне поехать с ним: "Отец Андрей, иди в Петербург, служить некому". Так я оказался в Питере.
Начался питерский период моей жизни. С 1957-го до 1968 года я служил в Александро-Невской лавре протодиаконом. Был ризничим, собрал ризницу, много трудов было. В 1968 году митрополит Никодим (Ротов) взял меня в Никольский кафедральный собор, хотя я лавру очень любил и люблю. Служил в Никольском соборе при митрополитах Елевферии, Питириме, Гурии, Никодиме, Антонии, Алексии. И вот Алексий, нынешний Святейший Патриарх, когда впервые был в Петербурге после интронизации, возвел меня в сан архидиакона.


– Теперь Вы всегда служите с Патриархом?


– Служу я с Патриархом, хотя живу в Петербурге. Там семья: трое детей, шесть внуков – три внука и три внучки. Я, наверное, не смог бы жить без внуков.


– Не тяжело?


– Ничего, что же делать. Надо служить – послушание выше поста и молитвы. Диаконское служение очень важное - ведь как диакон молится, так и весь храм молится. Он все возгласы должен произносить не просто громко и певуче, но и молитвенно, тогда он помогает молиться всем пришедшим в храм. Я всегда служу без служебника. Все знаю наизусть, все помню.


– Вы были во многих странах, и, наверное, все удивляются: откуда такой голос?


– Откуда берется голос? Божия Матерь помогает мне. Я же сказал вначале, что в детстве слушал в Почаевской лавре протодиакона Стратоника и мне очень нравилось. Я мечтал быть пусть не таким, как он, но все-таки протодиаконом. Слава Богу, моя мечта сбылась. При Святейшем Патриархе Алексии я побывал во многих странах, в Иерусалиме был 3 раза.


– Семьдесят лет все-таки возраст немалый, большую часть жизни Вы служите в Церкви с полной отдачей, с любовью. Вы счастливый человек?


– Очень! Очень счастливый. Как поет Борис Годунов в опере, "достиг я высшей власти" – диаконской.


– Вы поете какие-нибудь арии?


– Пою: и арию Сусанина, и монолог Пимена, да много всего.


– Вы специально занимались вокалом?


– Немножко. Когда я поступил в семинарию, пел в хоре Успенского храма Новодевичьего монастыря, там меня одна женщина из театра пригласила в консерваторию, к профессору Казакову. Он меня прослушал и говорит: "Берем в консерваторию".
Я ничего ему не рассказал, ходил на лекции, потом вызывают меня и спрашивают: "Вы в семинарии учитесь?" – "Да". – "Так нельзя: или там, или здесь".
Я выбрал семинарию. Я всегда мечтал быть протодиаконом, даже не протодиаконом, а диаконом, а вот стал архидиаконом. Такой титул есть для протодиакона, который служит со Святейшим Патриархом. Еще святитель Тихон дал такой титул Константину Розову, после него Антоненко был, Прокимнов, Стефан Гавшев и я, грешный.


– Вы продолжаете их славные традиции?


– Стараюсь. С нашим Святейшим не посидишь – много ездим. Так что труд нелегкий, особенно в моем возрасте.


– Дети пошли по Вашим стопам?


– Нет, к сожалению. У меня два сына, но время, когда они росли, было тяжелое, в школе ругали, что они "дети попа", заставляли в комсомол вступать. Они не вступили. Один окончил торговый институт, другой – художественное училище. Еще любимая дочь есть, Лариса, теперь она матушка. Вышла замуж за своего одноклассника, теперь он священник и служит недалеко от нашего дома, в храме Пророка Илии. Очень хороший батюшка, я доволен им очень. Люди его любят, он скромный, тихий. Внуки у меня любимые, дети моей дочери, три мальчика: Саша, Андрей, который родился в день моего рождения, и Сима – любимый мой мальчик, ему четыре с половиной года. Вся надежда теперь на них. Девочки тоже есть, одной – 21 год, другой 16, а третья еще маленькая – во 2-м классе. Вот вся моя судьба.


– Когда Вы на службе, все знают, что служба будет на высшем уровне.


– Так и должно быть. Патриаршая служба должна быть красивой, торжественной, чтобы диаконы были хорошие, чтобы пели иподиаконы.


– Отец Андрей, хотелось бы сердечно поздравить Вас с семидесятилетием и пожелать, чтобы Вы еще много-много лет украшали богослужения, чтобы были первым среди диаконского чина и чтобы Ваш голос всегда звучал так же молитвенно и красиво.


– Спасибо. Стараюсь. И буду петь Богу моему "дондеже есмь".